Непростые повороты судьбы: праправнучка Чорос-Гуркина узнала о своих корнях только в 18 лет

14.02.2020 18:03

Непростые повороты судьбы: праправнучка Чорос-Гуркина узнала о своих корнях только в 18 лет

Жительница Воронежа Кристина Штерн – праправнучка знаменитого российского художника и национального героя Республики Алтай Григория Чорос-Гуркина. О своем предке с трагической судьбой, который считается одним из самых популярных живописцев Сибири XX века, девушка узнала только в 18 лет. С тех пор она мечтала побывать на далекой родине предков, но сделать это удалось лишь в 2020 году.

РИА «Воронеж» на прошлой неделе опубликовало рассказ о том, почему Кристина узнала о своих алтайских корнях так поздно и какие впечатления произвела на нее родовая усадьба Чорос-Гуркиных.

Кристина Штерн с детства любила все, что связано с творчеством. Много читала, окончила с красным дипломом музыкальную школу по классу фортепиано, затем поступила на факультет журналистики Воронежского госуниверситета. А вот с рисованием у нее никогда не складывалось. Какие кисти и мольберт, если простой ручкой в тетради получалось криво, почерк был очень неразборчивым. Узнав, что ее предком был знаменитый художник, Кристина сильно удивилась тому, как непредсказуема генетика.

Родители Кристины развелись, когда она была маленькой. Долгое время отец жил в другом городе. Регулярно общаться с ним девушка начала в 18 лет. И в один из дней он рассказал дочери, что в их роду был человек, имя которого знают все жители Алтая.

Непростые повороты судьбы: праправнучка Чорос-Гуркина узнала о своих корнях только в 18 лет

– Я тогда ничего не слышала о художнике Григории Чорос-Гуркине. И это неудивительно, ведь его очень хорошо знают в Сибири, Казахстане, Монголии, а в Центральной России его творчество, к сожалению, не так известно. Я начала искать о прапрадедушке информацию в интернете и была поражена его талантом, любовью к родному Алтаю и трагической кончиной. В 1937 году его расстреляли, обвинив в организации подпольной националистической группы и шпионаже в пользу Японии. Часть картин после ареста уничтожили, то, что дошло до наших дней, спасли, люди спрятали работы. В 1956 году Григория Ивановича посмертно реабилитировали, уцелевшие полотна стали возвращаться в музеи, но потомки художника до распада СССР предпочитали не распространяться о своем родстве с ним, – рассказывает Кристина.

По этой причине отец и дядя Кристины официально поменяли полученную при рождении фамилию Штерн на девичью фамилию своей матери и стали Михайловыми. Дело в том, что Штерн после замужества была их бабушка, дочь художника Григория Чорос-Гуркина. В истории Алтая эти две фамилии тесно связаны, к тому же Штерн – фамилия редкая и по ней можно было легко понять историю рода. Комсомольцам Михайловым было проще затеряться на просторах СССР: никто не мог догадаться, что они потомки некогда расстрелянного художника.

«Естественно, при рождении от отца я получила фамилию Михайлова, но, когда узнала историю своих потомков, пошла в ЗАГС и восстановила историческую справедливость, поменяла свою фамилию на Штерн. А папа и его брат так и остались Михайловыми», – добавила девушка.

Кристина начала искать родственников по всей стране. Их оказалось немного. Хотя у знаменитого прапрадеда было пятеро детей, его род продолжила только одна дочь. Остальные дети либо погибли, не успев оставить потомков, либо были бездетными. Через интернет Кристина нашла родственницу, праправнучку родного брата художника Веру Ороеву. Она, как и Кристина, работает журналистом.

– В отличие от меня Вера поддерживает связь с родственниками на Алтае, она родом оттуда, но сейчас живет в Москве. Моя же мечта осуществилась только в этом году. До недавнего времени добраться до Горно-Алтайска было для меня дорогим удовольствием, но в прошлом году туда начал летать лоукостер, билеты стали доступными и вместе с папой и Верой мы решили прилететь на родину Григория Ивановича в дни его юбилея. Я созвонилась с Национальным музеем имени Анохина, где один из этажей полностью отдан под творчество нашего родственника, и музеем-усадьбой Чорос-Гуркина. Сказала, что мы прямые потомки Григория Ивановича и собираемся приехать. На другом конце провода обрадовались, что мы нашлись и приезжаем. Ведь празднование 150-летнего юбилея Григория Чорос-Гуркина без преувеличения было событием республиканского масштаба. Я не ожидала, что на митинге 12 января буду выступать вместе с главой Республики Алтай. Также мы участвовали в пресс-конференции, посвященной нашей родословной. Оказывается, в Сибири есть гуркинисты, которые изучают жизнь и творчество моего прапрадедушки. Одна из них – директор национального музея имени Анохина Римма Еркинова. Она изучает биографию Григория Ивановича с 1989 года, она же составила наше генеалогическое древо, – рассказала Кристина Штерн.

Непростые повороты судьбы: праправнучка Чорос-Гуркина узнала о своих корнях только в 18 лет

В Горно-Алтайске Кристина провела неделю. Все это время праправнучка знаменитого уроженца Алтая была в прямом смысле нарасхват. У нее брали интервью, фотографировались, возили на экскурсии. Но самые яркие впечатления в этой поездке, по словам девушки, произвела великолепная природа Алтая.

– Когда мы приехали в усадьбу нашего предка, я поняла, почему в своих сочинениях он писал, что хочет творить именно в своей усадьбе. Там было все, что нужно художнику: дом находится в долине, окруженной горами, рядом протекает самая известная алтайская река Катунь. Когда я оказалась там, поняла, что такое зов предков. Не передать ни словами, ни фотографиями, как там красиво, – вспоминает Кристина.

– Григорий Иванович был разносторонней личностью. Кроме рисования и прозы, он активно участвовал в общественной жизни своей родины. Именно он обосновал необходимость выделения коренных жителей Алтая в самостоятельный уезд. Сделал это во время выступления с докладом «Об Алтае и его нуждах» в мае 1917 года в Томске на сессии губернского народного собрания. Поэтому сейчас так почитаема личность Чорос-Гуркина. В республике его знают от мала до велика. Национальный драматический театр поставил спектакль «Восхождение на Хан-Алтай» на основе биографии Григория Ивановича. Существует общественная премия имени Чорос-Гуркина. Ее ежегодно вручают в день рождения художника за достижения в области литературы и искусства, в спорте, в социальной сфере, за вклад в развитие республики. Именем прапрадеда названы сквер и улица в Горно-Алтайске, средняя школа, республиканский колледж культуры и искусства, – заметила его праправнучка.

Из Горно-Алтайска Кристина вернулась с множеством идей. Она планирует организовать выставку работ своего предка Григория Чорос-Гуркина в одном из музеев Воронежа, договориться о приезде труппы национального драматического театра со спектаклем «Восхождение на Хан-Алтай» и разыскать место захоронения прапрадеда. Куда дели тело художника после расстрела, до сих пор не известно.

– Еще хотелось бы, чтобы аэропорту в Горно-Алтайске присвоили имя Чорос-Гуркин. В 2018 году на сайте «Великие имена России» проходило народное голосование, которое должно было определить, в честь кого будут названы 47 российских аэропортов. В Горно-Алтайске, как и везде, выбирали из трех персон. В итоге, к концу голосования с одинаковым количеством процентов пришли два художника: Николай Рерих и Григорий Чорос-Гуркин. Дошло до скандала в соцсетях. Многие общественные деятели республики открыто говорили, что победить должен Чорос-Гуркин, так как он уроженец Алтая, много сделал для него и за него голосуют все алтайцы, а за Рериха голосовали почитатели его таланта со всего мира, но не местные жители. Чтобы не накалять ситуацию, организаторы конкурса решили аэропорту Горно-Алтайска вообще не присваивать имя, но хочется верить, что это решение пересмотрят. Возможно, проведут новое голосование и победит кандидатура Григория Ивановича. Это было бы справедливым решением, – добавила праправнучка художника.

Непростые повороты судьбы: праправнучка Чорос-Гуркина узнала о своих корнях только в 18 лет

Источник

Редакция: | Карта сайта: XML | HTML | SM
2020 © "ИнфоТехно — новости IT и обзоры смартфонов". Все права защищены.